«Проект Сколково - надежда для всей промышленности»

 

«Проект Сколково - надежда для всей промышленности»

Нынешний экономический климат в России не подходит построения умной экономики - это сейчас признало даже государстве

Программу модернизации рос­сийской экономики охотно об­суждают экономисты, политоло­ги, представители науки. А вот директора предприятий, от ко­торых успех (или неуспех) дан­ной программы зависит на 99 процентов, откровенно высказы­ваются редко. В промышленных кругах демонстративно избегают политических оценок, а конкрет­ные предложения органам вла­сти предпочитают направлять по традиционным каналам - через союзы промышленников. Их программы не так остры и ин­тересны, как мнения политиков или, к примеру, литераторов -ведь руководитель предприятия должен каждое свое слово под­тверждать практическими дей­ствиями. А на практике все на­много прозаичнее и труднее, чем в теории. Об этом наш разговор с президентом Союза промыш­ленников и предпринимателей Санкт-Петербурга, главой хол­динговой компании «Ленинец» Анатолием ТУРЧАКОМ.

- Никто не спорит, что России нужна «умная экономика». Но осуществима ли эта задача? И что нужно делать в первую очередь?

-    Рост конкурентоспособности отечествен­ной экономики на основе инноваций и инве­стиций - это единственный возможный путь развития. Специалисты предупреждают: если мы проспим переход от пятого технологиче­ского уклада к шестому, то на много десяти­летий перейдем в разряд стран-колоний, кото­рые обеспечивают развитые государства сы­рьем и малоквалифицированной рабочей си­лой.

            В лихие девяностые годы в нашей стране было распространено представление, что ры­ночная экономика - это панацея от всех про­блем, волшебная палочка, которая исполня­ет все желания. Но давайте оглядимся вокруг себя: практически вся экономика мира - капиталистическая, действующая на рыночных основах. Но при этом так называемый золотой миллиард людей процветает, а пять миллиар­дов - прозябают. Возьмем, например, круп­нейшую страну Африки - Нигерию. Это го­сударство существует за счет продажи нефти, верхушка купается в роскоши, а народу доста­ются крошки со стола. Очень не хочется такой участи для России.

Мы в Союзе промышленников не размышля­ем над тем, осуществима ли задача построения «умной экономики». Союз - не философский факультет университета, где такие размыш­ления естественны и необходимы. Союз - это объединение работодателей, людей, которые превращают ресурсы в товары и услуги, вос­требованные на рынке. Союз полностью под­держивает и реализует установку на рост кон­курентоспособности отечественной экономики - на основе модернизации, на основе инноваций, на основе развития человеческого капитала в нашем обществе. Если эта цель не будет достигнута, то бизнес прекратит свое существование во многих секторах нашей промышленности. Среди наиболее важных вопросов - разра­ботка государственной научно-промышленной политики и создание благоприятной предпринимательской среды для приоритетных видов экономической деятельности.

- Почему российские бизнесмены предпочитают выводить капиталы в офшорные зоны, приобретать спортивные клубы и предметы роскоши, но не вкладывать средства в инновационные проекты, в модернизацию российской экономики? В стране сейчас эксплуатируются производственные мощности, построенные главным образом еще в советское время. Они морально и физически устарели, что приводит авариям.

- Почему средства направляются в офшорные зоны? Все очень просто: там меньше налоги, капитал лучше защищен, не раскрывается состав собственников. Деньги утекают из России, потому что в нашей стране неблагоприятная экономическая среда. Какие кредитные ставки сейчас в мировой экономике? Несколько процентов, тогда как у нас более 10 процентов. Сколько лет насчитывает в России рейдерство? Свыше десяти, а соответствую­ще законы стали принимать только сейчас. Хотя наш союз свои предложения по этому опросу вносил еще несколько лет назад.

Но в нынешнем году произошло событие, которое, надеюсь, принесет некоторые изменения в лучшую сторону. Государство впервые официально признало, что существующие в нашей стране условия для предпринимательства не способствуют ускорению инновационного развития. Признало не на словах я имею в виду происходящую сейчас разработку новой предпринимательской среды ля иннограда в Сколково. Там обещана своего рода «экстерриториальность»: снижение ставок социальных страховых взносов, отмена налога на прибыль до достижения определенного уровня окупаемости вложений, особые правила регистрации предприятий, свобода от давления правоохранительных органов и хорошие условия для работы иностранных специалистов. Создавая для Сколково такие условия, государство признает, что усло­вия, в которых живут все остальные, ненор­мальны. Надеюсь, что после обкатки новых правил в Сколково они будут распространены на весь российский бизнес.

Приобретение предметов роскоши - это детская болезнь нашего нарождающегося биз­неса. Хотя, как показывает пример той же Ни­герии и ряда других стран, иногда эти болезни становятся хроническими.

Почему бизнес не вкладывается в иннова­ционные проекты? Циклы «обычного» биз­неса и инновационного проектирования со­вершенно разные. Сколько лет должен за­нимать средний рыночный цикл в бизнесе? Два-три года. За такой срок нужно выпол­нить проект и начинать получать отдачу от вложенных средств. Именно поэтому мы ви­дим бурное развитие бизнес-центров, торго­вых и развлекательных комплексов, отелей и тому подобных объектов с быстрым возвра­том капитала. А сколько лет занимает доста­точно сложный, по-настоящему инновацион­ный проект? От фундаментальных исследо­ваний до серийного производства и реализа­ции продукции и у нас, и на Западе, как пра­вило, проходит десять-пятнадцать лет. Ри­ски огромные. Где же выход? Мне думается, в преимущественно государственном финан­сировании. Этим путем давно идут Соеди­ненные Штаты Америки, другие экономиче­ски развитые страны.

Например, в США в антикризисном плане Полсона предусмотрена поддержка промыш­ленности за счет специального инновацион­ного фонда, удвоение расходов федерально­го бюджета на НИОКР и частичное финанси­рование новых рабочих мест в высокотехно­логичных отраслях. Президент США образо­вал новое государственное агентство по раз­работке программы «чистой энергии» с бюджетом в 150 миллиардов долларов на 10 лет, его главой назначен ученый. То есть на перед­ний план выходят не финансовые менеджеры, а крупные ученые, конструкторы, технологи. И это правильно. В подтверждение своих слов сошлюсь на выступление профессора факуль­тета управления Университета Макгилла (Ка­нада) Генри Минцберга: «Попытка обучать управлению людей, у которых нет практиче­ского опыта, хуже, чем пустая трата времени, ибо они унижают саму идею менеджмента».

- Как утверждают многие экономисты, кризис - хорошее время для технического переоснащения предприятий, внедрения новых технологий. Однако в России этого не было сделано. Создавалось впечатление, российские бизнесмены и правительственные чиновники просто ждут, когда кризис закончится, и цены на энергоресурсы вновь пойдут вверх.

-  Хорошее время для технического перевооружения - такое время, когда на это самое перевооружение есть деньги. Откуда в кризис могут появиться деньги, неясно. Вот статистические показатели по экономике Петер­бурга: сальдированный финансовый результат (прибыль минус убыток) в предкризисном 2008 году составил в обрабатывающей про­мышленности города 285 миллиардов рублей, а в кризисном 2009 году - только 152 милли­арда, примерно вдвое меньше. Вот вам и хоро­шее время для перевооружения.

С позиций петербургского бизнеса могу сказать, что мы в союзе не ждем милостей от государства или рынка энергоносителей. Еще в конце 2008 года мы рассмотрели и приняли на заседании президиума союза антикризис­ную программу. Ряд положений этой програм­мы получил отражение в последующих анти кризисных документах правительства и Госу­дарственной думы. Обоснование позиции чиновников - чего они ждут - лучше получить у самих чиновников.

- Существующая в России политическая си­стема способствует модернизации экономики?

- Союз промышленников - не политиче­ская организация. При приеме новых членов мы не ставим условие, чтобы они разделяли позицию «Единой России» или «Справедли­вой России». Но мы не можем ждать, когда в нашей стране установятся, наконец, глубокие демократические традиции. Для этого должна произойти смена поколений. Ведь неслучай­но Моисей водил израильский народ по пу­стыне 40 лет. У нас нет столько времени. Если мы будем бездействовать, то нас экономиче­ски сомнут гораздо раньше. Мы готовы рабо­тать в существующей политической системе. Но нам нужна благоприятная предпринима­тельская среда - как в Сколково, а в будущем еще лучше.