Интервью В.Окрепилова газете "Санкт-Петербургские Ведомости" 24.03.2014

Газета "Санкт-Петербургские Ведомости" выпуск  № 052  от  24.03.2014

«Безопасно» еще не значит «качественно»
 

Пиво испортилось, ракета-носитель «Протон» упала. Между этими двумя обстоятельствами есть что-то общее, хоть и не очевидное.
Да, собственно, общее есть у всего, что можно измерять, чем и занимается наука метрология, в нашем городе представленная Государственным региональным центром стандартизации, метрологии и испытаний - федеральным бюджетным учреждением «Тест - С.-Петербург».
По закону, «качество» - это требование исключительно к безопасности. Предприятие, конечно, может внедрить международные стандарты ISO (от этого, глядишь, пиво стало бы вкуснее, а «Протон» - надежнее), да кто ж предприятие заставит? Дело добровольное. Но качество товаров - это не только комфорт и безопасность потребителей. Качество - подспорье экономике страны, это на протяжении сорока с лишним лет доказывает в теории и на практике генеральный директор «Тест - С.-Петербург» академик РАН Владимир ОКРЕПИЛОВ.

- Владимир Валентинович, обычная претензия потребителя: российская фирма запускает новый продукт. Сначала он замечательный, а потом все хуже и хуже.

- Дело в том, что вопросы качества не заложены в нашем законодательстве. Там установлены только требования к безопасности продукта. Сейчас в России законодательно приняты десятки технических регламентов на различную продукцию и услуги, при этом регламенты действуют и на всем пространстве Таможенного союза. Но уже давно очевидно, что только безопасности недостаточно. Я раньше жил у кондитерской фабрики, просто мимо не мог спокойно пройти, такие заманчивые запахи были. Сейчас ничем не пахнет, потому что ненатуральные вещества применяют. Безопасно? Да. Но невкусно.

- Ваш конек - «экономика качества». Можно объяснить популярно?

- Раньше качество понималось скорее как техническая проблема: брак - не брак. Условно говоря, едет ли поезд и взлетает ли ракета. И не потребитель, а государство определяло, что для него «качество».

Сейчас качество стало категорией, которая прежде всего связана с потребителем, удовлетворением его потребностей. И это касается уже не только продукции, а всего - медицины, ЖКХ, образования. Не случайно появились методики оценки качества жизни в разных странах: учитывается, в частности, ВВП, состояние образования, продолжительность жизни.

Мы с коллегами еще в 1970-е определили, что качество стоит на трех столпах: стандартизация, метрология и управление качеством, то есть совершенствование всех производственных и управленческих процессов на предприятии. Если в любой сфере - допустим, в медицине - все три параметра работают, то и с отраслью все в порядке. И мы еще тогда разработали Ленинградскую территориальную систему управления качеством, используя эти элементы. Она учитывала и работу территориальных органов управления и предприятий, и повышение квалификации управленцев. Кстати, Международная организация по стандартизации в 1980-м приняла нашу советскую разработку, поскольку она подходила и для капиталистической системы. А вот в нашей стране в постсоветское время комплексных систем, подобной Ленинградской, пока так и не появилось.


- С нас начиналось, а теперь мы в хвосте.

- Не совсем в хвосте. С точки зрения внедрения систем качества мы где-то на 15-м месте среди крупных стран. Примерно посередине. И это относится в основном к секторам экономики. Но сегодня надо говорить о внедрении этих подходов на уровне местного самоуправления, регионов, страны в целом.


- И каков может быть эффект?

- Надо сказать, что до недавнего времени никто не подсчитывал экономическую эффективность применения элементов экономики качества. А Европа, к примеру, больше 13 млрд евро тратит ежегодно на проведение измерений в сфере медицины. И каждый евро из этой суммы приносит три. Потому что пациенты возвращаются на рабочие места.

Вообще уровень экономического развития государства определяется в числе прочего и состоянием ее метрологии. Без точных измерений ни стандарта, ни возможностей для эффективного управления качеством быть не может. Есть такое международное соглашение 1999 года - о взаимном признании национальных эталонов, сертификатов калибровки и измерений. Так вот по количеству позиций, которые включены в базу Международного бюро мер и весов (то есть признаны на международном уровне), Россия делит с Германией 2-е и 3-е места. Уступаем только США. А по тому, какие измерения развиты в стране, можно судить о том, какие развиты отрасли промышленности и экономики. У нас, например, в лидерах - электричество и термометрия. А в США гораздо лучше развиты измерения «длина и угол» (а это машиностроение), «физико-химические измерения» (а это микро- и наноэлектроника, фармацевтика)...

- Государство финансирует развитие метрологии?

- Исследования показывают, что финансирование измерений ежегодно увеличивает внутренний валовый продукт на 0,8 - 1,5%. Так вот, объем бюджетного финансирования национального метрологического института США - более 0,01% ВВП этого государства. Метрологический институт Германии финансируется на 300 млн евро, это 0,012% ВВП. Государственное финансирование всех семи российских национальных метрологических институтов - 0,0007% ВВП, это 0,6 млрд рублей.

При этом в других странах БРИК - Китае, Бразилии, Индии - госфинансирование метрологии в процентном отношении выше не только нашего, но и западного: 0,015% ВВП.

Но я бы подчеркнул одну деталь: Россия при этом, напомню, находится в тройке лидеров по состоянию метрологии. Даже президент страны Владимир Путин, узнав об этом, был удивлен.

- Тогда за счет чего мы в лидерах?

- В нашей стране создана и успешно работает мощная государственная метрологическая служба. Она имеет разветвленную сеть предприятий и учреждений, которые оказывают широкий спектр услуг в области метрологии, стандартизации и испытаний продукции. Одну из таких организаций, «Тест - С.-Петербург», я и возглавляю.

И надо отметить высокий кадровый потенциал отрасли. Еще при Менделееве, когда не было всеобщего образования, почти все поверители были с высшим образованием! И сейчас наши специалисты очень высокого класса, эталонная база - одна из лучших в мире.

Но метрологические возможности отечественных предприятий сегодня значительно снизились. До 60% наших экономических потерь - из-за устаревшей, а то и отсутствующей метрологической базы на предприятиях. Поэтому сейчас сложно развивать метрологическое обеспечение, например, высокотехнологичных отраслей. Казалось бы, Россия - лидер по поставкам энергоресурсов. Но мы далеко не на первом месте по уровню измерений количества этих ресурсов - отсюда потери и самих ресурсов, и недополучение платежей и налогов.

Я часто говорю: если труд метрологов не чувствуется - значит все в порядке. Если не в порядке... Вот «Протон» упал.


- Почему, если у нас с измерениями все замечательно, ракеты падают?

- Потому что, условно говоря, стандартизированную деталь закрутили не по стандарту. Не налажена организация труда на предприятии и ослаблен контроль. То, что и называется «управление качеством».

Контролирующих органов практически не осталось. Если судить по западному рынку, это не плохо, потому что не должно быть лишних преград для развития бизнеса. Но подразумевается, что производитель должен быть порядочным. Вот с этим у нас проблема.

Поэтому в Америке предприятие можно создать за день, а у нас уйма времени уходит на сбор документов и согласования. Но в США если прокололся, то все, а у нас можно предприятие закрыть, поменять название и снова открыть.

- И пока нет закона, обязывающего предприятия внедрять стандарты управления качеством...

- Пока его нет - все зависит от руководителя конкретного предприятия. Например, в 1990 году «Тест - С.-Петербург» начал с себя: мы внедрили систему управления качеством в нашем учреждении, причем для проверки специально пригласили швейцарскую организацию, одну из ведущих в мире. Сейчас органов сертификации довольно много, и зарубежных и наших, так что привести фирму к стандарту можно. Но сами видите: в медицине стандарты внедряются с трудом, очень плохо продвигается стандартизация в сфере услуг.

С промышленностью проще: те, кто продает продукцию на Запад, обязаны внедрить у себя систему стандартов по конкретному направлению. Да, это расходы, но не огромные. Зато это подспорье: руководитель видит, в чем предприятие недорабатывает.

На Западе сертифицироваться заставляет рынок, конкуренция, европейские директивы. Для Европы просто сертификат на продукцию уже не главное; предприятие должно пройти сертификацию системы менеджмента качества, чтобы потребитель понимал: кто-то проконтролировал предприятие и подтвердил, что продукция будет стабильно хорошая.

Я вообще предложил национальную систему управления качеством - никто в мире такого еще не делает. Мое мнение: по странам не ударил бы так финансовый кризис 2008 года, если бы в них были внедрены национальные системы управления качеством. Система показывала бы, например, что банк достиг определенной черты и уже не может выдавать ипотеку. Государство не должно вмешиваться в бизнес, но оно должно следить за финансовым состоянием страны, и все это возможно через системный подход, который и заложен в международных стандартах.


- Вы говорите: на Западе улучшаться заставляет рынок. У нас кафе, клиник - полно. Почему конкуренция не заставляет улучшаться?

- Да, российский бизнес не заинтересован в применении стандартизации. Тут еще один момент. Вот вы пришли в кафе. Поели. Отравились. Судиться будете? Нет. И кафе продолжает работать. Я же говорил: на Западе такое кафе закроют, там дорожат репутацией. А у нас главное - быстро сделать деньги.

Но я думаю, жизнь и нас заставит. Например, стандартизация в сфере образования идет туго, но если российский вуз хочет сотрудничать с зарубежным, который соответствует стандартам, то и нашему придется «вписаться в систему». Когда началась подготовка олимпийских объектов в Сочи, в ФБУ «Тест - С.-Петербург» обратился Олимпстрой, и мы проводили сертификацию систем управления экологическими аспектами при строительстве олимпийских объектов. Кстати, предложенная нами система управления качеством стала частью комплексной научно-технической программы Северо-Западного федерального округа до 2030 года.

И еще надо заметить, что Петербург с 1990-х первым в России стал проводить конкурсы на соискание премий по качеству, в которых оцениваются не отдельные товары, а системы управления качеством в целом. Сначала участвовали только предприятия-гиганты, теперь и индивидуальные предприниматели. И это поддержано на уровне губернаторов города и области.

Сейчас уже развивается законодательная база - есть законы «О техническом регулировании», «Об обеспечении единства измерения». Ждем, когда будет принят закон о стандартизации. У России ведь цель - к 2020 году достичь мирового уровня исследований и разработок в направлениях, которые определены как приоритетные. Без метрологии, без стандартизации это невозможно, но сейчас больше 80% поверочного оборудования на предприятиях не современное, было выпущено до 1990 года.

Однако повторю: я уверен, усилить внимание к стандартизации, метрологии и управлению качеством нас сама жизнь заставит.

Анастасия ДОЛГОШЕВА