Алтухов А.Г. "Бермудский треугольник" энергоэффективности

 

«БЕРМУДСКИЙ ТРЕУГОЛЬНИК» ЭНЕРГОЭФФЕКТИВНОСТИ. ТЕОРИЯ. ПРАКТИКА. ЗАКОН.

А. Г. Алтухов, председатель Комитета по энергетической политике и энергоэффективности СПП СПб

журнал "Ростехнадзор-информ"

18 февраля 2015 г. в Союзе промышленников и предпринимателей Санкт-Петербурга состоялось заседание Комитета по энергетической политике и энергоэффективности. Один из обсуждаемых вопросов -  «О переформатировании государственных программ поддержки энергоэффективности».

Такая постановка вопроса возникла в связи с тем, что, в течение последнего года, отношение органов государственной власти, а за ними и значительной части общества, к данному вопросу изменилось радикальным образом, по отношению к году 2009-му.

 

Из плена иллюзий

Кратко напомним читателю новейшую историю вопроса.

Широко известный в узких кругах доклад группы организаций Всемирного банка под названием "Энергоэффективность в России: скрытый резерв" (Всемирный банк, 2008 г.) поведал руководству страны, что Россия могла бы сэкономить до 45% от общего объема потребления первичной энергии за счет реализации мероприятий по повышению энергоэффективности.

Нерациональное использование нефтяных и газовых ресурсов страной, производящей около 11,5% мировой энергии, вкупе с технической ветхостью энергосистем, помноженной на бесхозяйственное управление потреблением энергоресурсов немотивированными пользователями, являются твердым залогом высочайшей энергоемкости нашей экономики.

Подчиняясь очевидной логике и неопровержимости фактов, Правительство РФ в 2009 году принимает печально известный федеральный закон за номером 261-ФЗ «Об энергосбережении и о повышении энергоэффективности и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации». Противоречивость данного документа и открытое пренебрежение необходимостью исполнения его требований стали, с тех пор, притчей во языцех.

Механизм неисполнения прост и высокоэффективен. Бодро формируется план разработки еще сотни подзаконных актов, создаются приличествующее бюджету количество органов управления, все связывается единой информационной системой и многоступенчатой отчетностью, рекламные носители расцветают лозунгами.

Дальше - всё. Пустота. Важнейшие нормативные документы увязли в законодательных топях, неверная постановка задачи приводит к ложным результатам, ротация ответственных лиц производит головокружение и легкую тошноту. Сроки сорваны, деньги и терпение закончились.

Причины стремительного провала национального проекта, несущего очевидную выгоду, могут быть как природными, так и системными.

К природным причинам можно отнести привычное разгильдяйство, несогласованность, низкую мотивацию исполнителей, приоритет личных интересов над народными, а также отсутствие преемственности и ответственности среди руководящих лиц.

Причины системного характера приводить не принято, ввиду их сложной преодолимости. Например, строительной отрасли принятие предписанных законом требований энергоэффективности зданий, строений и сооружений с вытекающей отсюда жесткой и продолжительной ответственностью застройщиков за соответствие фактических нормируемых показателей проектным, откровенно ни к чему.

Еще сложнее обстоит дело с интересами энергомонополистов. Допустить незапланированное и неконтролируемое снижение потребления энергоресурсов конечными потребителями, вследствие реализации программ энергосбережения и повышения энергоэффективности - снизить объемы производства и продажи электрической и тепловой энергии. Кто же в здравом уме пойдет на уменьшение доходности и инвестиционной привлекательности основной отрасли экономики?

При этом управление федеральными и региональными программами энергосбережения традиционно поручено самим же энергетическим ведомствам. Странно было бы ожидать от них действий, направленных на причинение ущерба субъектам естественных монополий. А тут еще неблагоприятные явления в экономике...

Вот и стали поэтапно сдавать позиции.

В принципе, все идеология на месте, финансирование только понемногу отменили. Сначала отменили финансирование энергетических обследований из бюджета. Широко распространилось мнение, будто отменили сами обязательные энергетические обследования для предприятий бюджетной сферы. Однако мнение это, как и в большинстве случаев, основано на неверном прочтении буквы закона. На самом деле, организациям, затраты которых на энергоресурсы не превышают 50 млн. руб./год, разрешили самим провести экспресс-обследование и заполнить документ, несколько отличный от энергетического паспорта - энергетическую декларацию. Цель здесь одна - сэкономить бюджетные деньги. А вот будут эти организации сами играть в энергоаудиторов, либо смогут эту работу поручить профессионалам - это уже их решения в рамках своего бюджета.

Наконец, в начале нынешнего непростого года, на уровне заместителя министра энергетики было озвучена фактическая отмена финансирования мероприятий по государственной программе «Энергоэффективность и развитие энергетики», план реализации которой до 2016 г. только в декабре был утвержден Правительством. Причины таких недружественных эффективной экономике действий при этом объясняются недостижением целевых показателей. Дескать, не получается что-то у нас, давайте другим чем-нибудь займемся. Как-то по-детски очень все это...

А уже произведенные затраты на реализацию требований закона, мероприятий федеральных и региональных программ с 2009 года - недетские. «Заморозить» исполнение такого рода программ означает фактический возврат к нулевой отметке, да еще и с серьезнейшими репутационными потерями. Лучшей формой борьбы с идеей всегда была ее громкая поддержка с последующими провалом и дискредитацией.

Что же делать - круг замкнулся? Или треугольник, вершины которого - теоретически обоснованный и экспериментально подтвержденный потенциал экономии невосполнимых ресурсов страны; практическая профанация и саботаж исполнителей; законодательный инструментарий, неспособный практически никак повлиять на решение проблемы.

Не было бы счастья...

Ужесточение условий деятельности, истощение ресурсов, режим всесторонней экономии, как ни странно, играет в нашем случае положительную роль. Как и при любом «похудании», снижение излишних отложений, делает более явственным «каркас», основу экономики предприятий реального сектора.

Согласно результатам январского опроса компаний - членов РСПП по последствиям кризисных явлений, среди первоочередных мер руководителями были названы:

  • - Сокращение расходов (83,7% компаний);
  • - Оптимизация затрат предприятия без снижения выпуска продукции (82,9%);
  • - Реализация программ по внедрению энергосберегающих и ресурсосберегающих технологий (47,2%).

 

Таким образом, будучи вынуждены обстоятельствами более пристально вникать в структуру затрат и возможностей сокращения издержек, первые лица предприятий безусловно «увидели» составляющую энергоемкости выпускаемой продукции.

Не обошли вниманием эти возможности и органы власти, ответственные за разработку антикризисных мер. Так, программа первоочередных мероприятий по обеспечению устойчивого развития экономики Санкт-Петербурга в части снижения издержек бизнеса предполагает разработку предложений по оптимизации нормативов энергопотребления для предприятий города, а также установление лимитов потребления ТЭР получателям средств бюджета.

Очевидно, что эффективность работы энергетических и технологических комплексов промышленных предприятий, оптимизация затрат на энергообеспечение и снижение энергоемкости выпускаемой продукции на сегодняшний день являются существенным неиспользованным ресурсом в части обеспечения устойчивого развития экономики.

При этом неиспользование потенциала энергосбережения и повышения энергоэффективности в городской промышленности является, в том числе, следствием низкого уровня межведомственной координации при разработке и исполнении государственных программ.

 

Как управлять?

В существующей системе управления энергосбережением в стране (если ее, конечно, признать существующей) энергоэффективность отраслей «приписана» к регионам.  Те же, привычно возложив задачу экономии энергоресурсов на энергетические ведомства, оставляют отрасли без должного внимания.

Не то, чтобы в госпрограммах совсем не были отражены показатели энергетической эффективности. Например, целевой показатель снижения энергоемкости продукции в обрабатывающих производствах включен в программу «Развитие промышленности, инновационной деятельности и агропромышленного комплекса в Санкт-Петербурге» на 2015-1020 годы. За указанный период руководство вышеозначенных предприятий должны снизить энергоемкость выпускаемой ими продукции на 10%, по отношению к показателям 2014 года.

Казалось бы, все предусмотрено, не извольте беспокоиться. Однако дальше ситуация развивается по знакомому и уже поднадоевшему сценарию.

Да, целевые показатели есть. Однако ни как их достичь, ни кто будет координировать данный процесс, и осуществлять его мониторинг на уровне, скажем, города, ни какую ответственность и кто может понести в случае неисполнения, нигде и никем не прописано. Мало того, по нашим наблюдениям, даже попыток к этому не предпринимается. Не достижение результата заложено в саму логику управления.

Так, в Санкт-Петербурге существует СПбГБУ «Центр энергосбережения», который:

  • a. является подведомственным учреждением Комитета по энергетике и инженерному обеспечению нашего города;
  • b. выполняет функцию координатора Плана мероприятий по реализации на территории Санкт-Петербурга федерального закона № 261-ФЗ, а также региональной программы в области энергосбережения и повышения энергетической эффективности, которая, к слову сказать, содержит лишь ссылки на отраслевые программы;

 

Однако отдела отраслевой энергетики в данном учреждении не существует. В отраслевых ведомствах, напротив, не существует структур, отвечающих за достижение показателей энергетической эффективности. И все - в соответствии с законом, не придерешься. Снова - злополучный «бермудский треугольник», в котором бесследно пропадают миллионы тонн условного топлива.

Не пора ли совершить несколько несложных и, что важно, низкозатратных мероприятий по повышению управляемости потребления топливно-энергетических ресурсов отраслями городской экономики?

Создать в профильных комитетах энергоемких отраслей (промышленность, транспорт, ЖКХ) координирующие органы, с участием ответственных чиновников, а также представителей отраслевых союзов и объединений, профессиональных ассоциаций.

Сформировать с их помощью планы реальных мероприятий по достижению установленных целевых показателей и систему их мониторинга.

А Комитету по экономической политике и стратегическому планированию Санкт-Петербурга, который, ко всему, и за мероприятия по обеспечению устойчивого развития экономики отвечает, дать рекомендации Правительству Санкт-Петербурга по формированию органов координации и планирования, отвечающих интересам всей экономики города, с возложением полномочий и ответственности за отраслевую политику энергосбережения на соответствующие органы исполнительной власти.

Профессиональное сообщество готово и заинтересовано оказать этому всякое возможное содействие.