Юрий Трусов: «Гром не грянет - правительство не перекрестится»

Юрий Трусов: «Гром не грянет - правительство не перекрестится»

газета "Новости Петербурга"

«Если мы хотим быстро решить проблему продовольственного импортозамещения, то должны убрать все препятствия, которые этому мешают, - считает вице-президент Союза промышленников и предпринимателей Санкт-Петербурга (СПП СПб) Юрий Трусов. - В противном случае усилия, которые сейчас предпринимаются, могут снова оказаться неэффективными».

- Разговоры о продовольственной безопасности Петербурга возникают уже в четвертый раз: они были и в начале 1990‑х, и в 1998‑м, и в 2008 годах, - констатирует генеральный директор ООО «Леноблптицепром». - К сожалению, когда острота проблемы снижается, о ней тут же забывают. И сейчас, после того как поговорят, покричат и проведут кучу заседаний, как только ситуация выправится (а она обязательно выправится!), не исключено, что причины ее возникновения так и останутся неустраненными.

- Однако они ведь появились не вчера...

- Конечно. К началу последнего десятилетия ХХ века агропромышленный комплекс, к которому относят и тех, кто производит сырье (сельское хозяйство), и тех, кто его перерабатывает (пищевая промышленность), практически решил проблему снабжения Ленинграда продуктами, которые могли быть произведены в Ленинградской области. Однако в 1991-1992 гг. произошел «обвал» и все стали кричать, что, мол, прилавки пустые и надо что-то срочно делать. Замечу: те, кто работал в сельском хозяйстве, точно знают, что в это время продукции производилось не меньше, а больше, чем в 1989‑м. Куда она девалась - другой вопрос... Мое мнение таково: дефицит искусственно создавался для того, чтобы у людей появилось протестное настроение. К чему это привело? В условиях дефицита продуктов цены, ставшие свободными, тут же многократно выросли. А поскольку система на изменения быстро реагировать уже не могла, это скоро привело к зависимости от импорта.

- Каким образом?

- Помните «ножки Буша»? Это они «вытоптали» российское птицеводство... Сначала их раздавали бесплатно как гуманитарную помощь, но цель была понятна - уничтожить собственное производство мяса птицы в России. И если в 1990‑м наша страна произвела 1,8 млн т мяса птицы, а импорт составлял 230 тыс. т, то в 1997‑м ситуация стала обратной: из-за рубежа (в основном из США) ввезли около 1,5 млн т, а мы сами произвели только 230 тыс. «Ножки Буша» отправлялись в Россию уже за деньги - и по все возрастающей цене. Только в 1998‑м, благодаря кризису, впервые появилось осознание того, что зависимость от импорта в сфере продовольствия до добра не доведет.

- Привело ли это к каким-то кардинальным переменам?

- На время. Когда начался кризис и город вплотную столкнулся с проблемой нехватки продовольствия, каждое утро заседал чрезвычайный штаб в правительстве Ленобласти, а вечером - такой же штаб в правительстве Петербурга. Мне приходилось каждый день присутствовать на их заседаниях. Тогда ситуацию во многом облегчили областные сельхозпроизводители: дефицита яиц, например, ни город, ни область даже в тот период не испытывали. Цены выросли, но спрос на отечественные продукты породил предложение - бизнес стал «вкладываться» в сельское хозяйство и «пищевку», объемы производства практически всех местных продуктов пошли вверх. Но государство помощи практически не оказывало, и уже через год ситуация стала возвращаться к исходной: импорт начал расти и «пищевка» все больше садилась на его «иглу».

- В течение последних 15 лет, наверное, все-таки были изменения к лучшему...

- Такие периоды были. Когда Владимир Путин сменил Бориса Ельцина, в экономике определили ряд приоритетных направлений, одним из которых стал АПК. Были даны кредиты и введено их субсидирование, принят ряд других мер, которые позволили развивать АПК. 3-4 года все шло неплохо - реализовывались десятки проектов реконструкции птицефабрик и животноводческих комплексов, строились новые сельхозпредприятия, оснащенные современной техникой. Однако ухудшение экономической ситуации привело к увеличению ценового диспаритета, а размер господдержки не вышел на необходимый уровень. Да и программа приоритетных национальных проектов была остановлена. Вместо этого был принят закон о развитии сельского хозяйства, к которому и от нашего союза была масса замечаний - все они были проигнорированы. Затем, уже в 2010‑м, президент утвердил Доктрину продовольственной безопасности. Казалось бы, теперь дело пойдет. Однако документ не стал руководством к действию, а все хорошие положения, в нем зафиксированные, остались на бумаге.

Более того: страну «втащили» в ВТО, не подготовив отечественное сельское хозяйство (да и не только его!) к условиям работы, предписываемым этой организацией. В результате поток импорта увеличился, отечественному АПК был нанесен дополнительный ущерб. Помню не одно совещание, которое проводил президиум СПП по вопросу вступления в ВТО: на них принимали обращения, которые от имени союза направлялись в Минэкономразвития. Но все было проигнорировано: победили интересы экспортеров энергоресурсов и финансовых структур. А в декабре 2014‑го грянул очередной кризис - и снова на всех уровнях федеральной власти заговорили о продовольственной безопасности, чаще употребляя термин «импортозамещение».

- Что нужно делать сейчас, когда у России появилась необходимость отказаться от продуктового импорта?

- Любые попытки России формировать в сфере продовольственной безопасности собственную политику, основанную на приоритете отечественного производства, у Запада вызывают желание по максимуму этому противодействовать. Надо отдать должное Владимиру Путину: эмбарго на ввоз в РФ продовольствия - блестящий ход. Но наши ответные санкции надо ввести не на год, а лет на 5 - тогда от них будет прок. Что касается антикризисного плана правительства РФ, то даже комментировать его не хочется: он рождался впопыхах. Поэтому первое, что нужно, - это создать четкую Стратегию безопасности страны, существенной частью которой должна быть и Стратегия продовольственной безопасности. А в дополнение к ней необходим целый ряд шагов, которые могли бы существенно изменить ситуацию.

- Каковы они?

- Надо прекратить истерику по ценам и тщательно разбираться в каждом конкретном случае. Цены у нас росли до кризиса и будут расти после, поскольку растут цены на энергоресурсы и процентные ставки по кредитам банков - а это неизбежно ведет к росту цен на продукты. Но есть и те, кто стремится нажиться на сложившейся ситуации. Например, на экспортных поставках зерна, что приводит к росту цен на муку, комбикорма и на все, где используются продукты зернопереработки. И надо разобраться с сетями: нужно понимать, что их главная задача - приносить максимальную прибыль хозяевам. А основной источник прибыли сетей - наценка. Для ее увеличения они требуют от поставщиков снижать цены, а для покупателей - увеличивают их. Плюс берут деньги за различного рода «услуги» - выполнение объемов товарооборота, размещение товаров на полке и т. д., и т. п. Эти аппетиты сетей и нужно ограничить законодательно. И развивать мелкую розничную торговлю, которая была ликвидирована с развитием сетевых структур.

- Вы это говорите применительно к нашему городу?

- Что касается Петербурга, то здесь вообще отсутствует система продовольственного обеспечения: все дано на откуп сетям. Сегодня производители сельхозпродукции поставляют ее не городу, а сетям... К примеру, область каждый день поставляет 7,75 млн яиц в сетевые структуры, а ежедневная потребность города и области (вместе с «пищевкой») составляет 4,5 млн. И вдруг в конце декабря прошлого года в ряде сетевых магазинов возник недостаток яиц. Спрашивается: а куда делись еще 3,25 млн яиц? Этого никто не знает (кроме сетей, конечно).

По поручению президиума союза я дважды участвовал в обсуждении концепций развития Петербурга. Выступал на совещаниях, посвященных им. И задавал вопрос: «А что будут есть жители Петербурга в 2020, 2030 годах?» На сотнях страниц концепций - ни слова о продовольственном обеспечении города! По-моему, нет и сейчас. Не принят закон о продовольственной безопасности Петербурга, не выработано взаимодействие между городом и областью по вопросам поставок сельхозпродукции. Город не выступал и не хочет выступать заказчиком продукции в сельхозпредприятиях области. Петербургу нужно серьезно задуматься над проблемой своей продовольственной безопасности...

- А если вернуться к вопросам продовольственного импорто­замещения...

- Первое: нужны изменения в законодательстве, которые действительно давали бы приоритет отечественным производителям. Второе - их мощная, адекватная ситуации, поддержка со стороны государства. А третье - создание законодательно комфортной обстановки для ведения бизнеса. Ведь сейчас предпринимателю, который, к примеру, хочет построить на старом фундаменте новую птицеферму, надо проделать огромную работу по всяким согласованиям и разрешениям, а также потратить кучу денег и времени (от полугода до года). Нужно решить вопрос с банками: разве это правильно, что в каждый кризис деньги отдают банкам? А они тут же покупают валюту, вынуждая предприятия брать кредиты под грабительские проценты. Почему бы не дать деньги предприятиям напрямую в виде бюджетной ссуды на 10 лет под 5 %, для того чтобы они расплатились с имеющимися кредитами? При этом деньги вернутся в банки, а предприятия снимут с себя кредитное ярмо, которое для них подчас неподъемно. В обеспечение ссуды можно брать все имущество: если что, оно перейдет в госсобственность. Если пойти по такому пути, то не нужны будут и субсидии на оплату процентов - их все равно недостаточно. На мой взгляд, это приведет к общей стабилизации и, в конце концов, к снижению процентных ставок и доступности финансовых ресурсов. И это касается не только АПК.

- А если все пойдет так, как у нас это обычно делается?

- Проблемы, в т. ч. и продовольственной безопасности, все равно будут решены. Только времени уйдет гораздо больше и расплачиваться за это придется населению. И нужно всегда помнить, что если страна не может прокормить свою армию, то ей придется кормить чужую...

Беседовал Владимир Сергачев