Ольга Самоварова: "Кто-то теряет, а кто-то находит"

 

Журнал «Человек Дела» № 08 (13) ноябрь 2016

Управляющий партнер ГК SPG рассказала Тимофею Кабере о том, как аудит помогает предпринимателю формировать налоговую подушку безопасности, как стратегический консалтинг балансирует решения топ-менеджмента и владельца бизнеса, а кластерный подход прорубает окна в экономику завтрашнего дня.

Почему вы решили, что ваша стезя - консалтинг, аудит?

Наверное, стезя сама меня нашла, потому что сначала  я работала инженером, но благодаря руководителю смогла заняться управленческими и экономическими вопросами на предприятии. И сейчас свою миссию я вижу в том, чтобы объединять людей, популяризировать и внедрять знания и опыт, которые мне самой интересно получать. Это все воплотилось для меня именно в консалтинге и аудите.

И ваша компания одновременно с аудитом предлагает услуги консалтинга?

SPG специально сконструирована таким образом, чтобы предоставить все необходимые профессиональные компетенции для решения полного комплекса задач в компании клиента. Чтобы лечить не отдельно «руку или ногу», а «организм» в целом. Аудит здесь является необходимой  диагностикой, рентгеном, дает целостное представление о состоянии дел. А далее в дело вступают профессионалы совершенно разных направлений. Сейчас в группе уже больше 15 компаний, и аудиторская компания «Самоварова и Партнеры» управляет развитием группы.

Что сейчас происходит в вашей профессии?

В настоящее время и в нашей стране, и во всем мире аудит стоит перед непростым выбором. С одной стороны, он призван давать честную и объективную информацию о предприятии. С другой стороны, сегодня такие скорости, что существующие стандарты бухучета не в полной мере могут обеспечить нужную актуальность. С третьей стороны, блокчейн-технологии создают уникальные новые возможности в целях аудита, так как он влияет на все отрасли и является основой, благодаря которой финансовые рынки имеют доверие инвесторов. Думаю, мы стоим перед глобальными изменениями аудита.

Ну и ну! Неужели и в этой консервативной  деятельности тоже грядут перемены?

Да, потому что изменения в мире радикальны и глобальны и уже влияют на нас и на бизнес в России. Во-первых, надвигается новая технологическая революция. В течение ближайших 10-15 лет принципиально поменяется большинство бизнесов, и аудит один из них. Во-вторых, в обществе меняются смыслы. Старые уходят, новые приходят. Поэтому старые методы решения задач, в том числе в бизнесе, больше не работают. Теперь нужны новые. Есть вероятность, что в грядущих предпринимательских смыслах большое значение будут иметь этика и социальная ответственность. Правда, до этого сначала придется пройти через этап разрушения старых постулатов.

Для России же это может стать точкой сборки и новым глобальным шансом сказать свое слово миру и быть благодарно услышанной. Например, внедрение новой этики возможно через ликвидацию в уставах строчек о прибыли как основной цели деятельности предприятия. А вместо этого могут появиться правильные строчки с основным предназначением предприятия - печь вкусные пироги или тачать удобные сапоги и за счет этого зарабатывать прибыль.

А у вашей компании какое предназначение?

Обеспечивать спокойствие, уверенность и слаженную работу нашим клиентам. Предоставляя им достоверную

экспертную информацию и разрабатывая верные реше-ния, освобождать их силы и время для созидательной и профессиональной деятельности. Аудит и консалтинг - это для нас способы поддержать, помочь и защитить.

Вернут законному владельцу

Были ли случаи, когда аудит помогал серьезно сэкономить, вернуть деньги, увеличить  доходы?

 Да, конечно. Во-первых, аудиторы могут оценить налоговые риски, то есть суммы налогов, которые потенциально недоплачены, а предприятие - вовремя устранить эти нарушения, экономя на штрафах и пени. Экономия получается существенная - порядка 20%. Зная свои налоговые риски, можно заранее сформировать подушку налоговой безопасности. А во-вторых, изыскание налоговых резервов позволяет получить десятки и сотни миллионов рублей. Наши клиенты АО «НИИ телевидения», ПАО «Звезда»,  АО «Пролетарский завод» и другие - тому пример.

Что такое изыскание налоговых резервов?

Это зачет или возврат средств из бюджета. Дело в том, что людям свойственно ошибаться как в одну сторону, так и в другую. Просто ошибки в сторону недоплаты налогов преследуются по закону, а ошибки в сторону переплат, статистика которых примерно такая же, никем не изыскиваются и не возвращаются. Все - баланс закрыли, поехали дальше, что было, то прошло. Между тем, по итогам ретроградного анализа величины уплаченных налогов могут быть обнаружены переплаты в десятки и даже сотни миллионов рублей, которые сегодня окажутся для предприятия очень кстати.

Огромные суммы! Как возникает такой налоговый резерв - лишний нолик по ошибке вписывается?

Это не механические ошибки. Когда бухгалтеру нужно принимать сложное решение по налогам, а практики еще нет, разъяснений Минфина нет, четких ответов в налоговом кодексе нет, то любой нормальный главбух принимает правильное решение - в сторону минимальных рисков.  А потом через пару месяцев в каком-нибудь федеральном округе арбитраж принимает решение, из которого следует, что можно было бы поступить и наоборот. Через полгода уже все делают по-другому, но то решение принято и записано в налоговую отчетность.

Еще иногда льготы не используются, потому что требуются специальные знания, нестандартные или кропотливые решения, на которые нет времени при подготовке отчетности. Так и формируются эти довольно большие залежи, эти переплаты - резервы.

Аудиторы знают, где искать налоговые резервы?

Не все. Чтобы оказывать такую услугу, нужно иметь специальные методики работы, серьезную методологическую базу. Нужно иметь экономистов, юристов, оценщиков, налаженные связи с разнообразными институтами, решения нужно обосновать, систематизировать - над этим должна работать специальная команда. Чаще всего компании не в состоянии держать в штате таких специалистов. И потому наша помощь здесь очень кстати.

У нас уже есть логически рассчитанные «места», мы делаем бесплатную диагностику, видим признаки наличия на- логовых резервов, а дальше на партнерских условиях помогаем вернуть эти средства предприятию. Когда денежка появилась на расчетном счете в виде возврата или зачета в счет будущего налогового периода, мы получаем определенный процент. Честно, чисто, просто.

А вот это совершенно неожиданно, потому что, как правило, люди за свои услуги берут предоплату.

Да, у нас приняты определенные взгляды на ведение бизнеса. Партнерство мы считаем оптимальной формой сотрудничества. И мы не столько аудируем и консультируем, сколько поддерживаем партнерские отношения, совместно с заказчиком решая различные задачи. Поэтому наши взаимоотношения с клиентами являются такими  долгими и доверительными. Бизнес - это же отношения между людьми. И в команду мы стараемся подбирать таких людей, которым нравится помогать, для которых это  является важной потребностью, и выходит, что, помогая, ты получаешь вознаграждение.

Что дает лично генеральному директору аудит, который делает ваша компания?

Вместе с аудитом он может получить дополнительную защиту от своих личных административных и уголовных рисков. Во-первых, в 2016 году ужесточились административные санкции за искажение бухгалтерской отчетности. Так, теперь за неоднократное грубое нарушение требований к бухучету и отчетности руководителю грозит не только штраф, но и дисквалификация на срок от одного  до двух лет. Также директор несет уголовную ответственность.

Во-вторых, аудит может минимизировать различные случаи злоупотреблений и мошенничества. Есть у аудиторов для этого специальная услуга - «форензик», предполагающая финансовые расследования.

В-третьих, сегодня у руководителя значительно возрастает потребность в честном надежном партнере, в квалифицированном внешнем эксперте, который в курсе его проблем. С нами можно обсудить, в каком направлении развивать бизнес, какие планы и программы для этого необходимо разработать. Аудиторы в силу своей профессии видят состояние экономики и отдельных ее отраслей в целом. Это дает нам широту кругозора.

А стратегический консалтинг? Чем он собственнику и генеральному директору может помочь?

Их интересы в чем-то совпадают, а в чем-то нет. Например, они не совпадают во временных ориентирах - собственнику интересно, чтобы его бизнес существовал вечно, или пока он сам того хочет. А топ-менеджер мыслит только периодом своего пребывания в этой компании. И за счет этого иногда возникают серьезные разночтения в принятии ряда решений. Эти разночтения могут быть минимизированы при утверждении стратегии компании.

Иначе будет, как в анекдоте про подвыпившего пассажира в такси. Таксист  спрашивает: «Куда изволите?» А пассажир отвечает: «А тебе какое дело?» Если же в документах прописать горизонты, периоды, сроки, цели, задачи, и все это в рассчитанных совместно цифрах, то вероятность того, что генеральный  директор и другие топы будут принимать те решения, которые нужны собственнику, становится гораздо выше. Стратегический консалтинг помогает выработать такую стратегию.

Вместе сильнее

Знаю ваше мнение, что успешное будущее страны за кооперацией между предприятиями, за кластерными структурами. Почему вы так считаете?

Потому что мы дожили до такого исторического периода, когда процесс интеграции является требованием для успешного ведения бизнеса. То есть по-другому его уже просто невозможно вести. Если вы еще не в кластере, то завтра вашего бизнеса, скорее всего, уже не будет. Глобализацию, транснациональные корпорации, сети и прочие интегрированные решения вокруг уже невозможно не замечать.

Что такое кластер?

Кластер - это группа предприятий и сообщество людей, объединенных потоком коммерческих проектов, развивающих и повышающих конкурентоспособность друг друга. Примерами кластеров являются Силиконовая долина в США и Академгородок в Новосибирске.

Важнейший принцип кластерного собирания - неформальная коммуникация людей, желательно расположенных в территориальной близости. Важно, чтобы образовалось дружное сообщество, в котором люди обмениваются информацией, доверяют и помогают друг другу. Компании, которые не будут собираться в кластеры, проиграют глобальную конкуренцию, потому что в кластере возникают экономия на издержках и активность, которая позволяет улучшать качество продукции. В кластере быстрее и эффективнее распространяются инновации: утром в голове у ученого, вечером - на полке в магазине. И кстати говоря, наша компания - одна из немногих, которая разработала свою фирменную, эффективную методику запуска кластеров.

Какие кластеры вы уже запускали?

Кластер чистых технологий, Композитный кластер, Кластер белой техники, Кластер сельскохозяйственного машиностроения и другие. Сейчас еще пара проектов в работе. Думаю, кластеры - это окна в будущую экономику.  Я занимаюсь ими потому, что они отвечают моему духу и мировоззрению по наличию общих интересов, равенству участников, самостоятельности принятия решений и осознанным ограничениям. Это союз равноправных партнеров, объединенных идеей выгоды и удовольствием делать бизнес вместе.

Практически идеалы из прекрасных эпох. Интересно, а о какой профессии вы мечтали в детстве?

Я мечтала быть великим писателем. И кстати, недавно вернулась к детской мечте: написала книжку для молодых семей - «Семьястрой». У меня 30-лет-ний опыт семейной жизни плюс опыт консалтинга - вот и получился сплав, набор советов и методик, которые можно семьям дать заранее и сказать: пользуйтесь. В «Семьястрое» я показываю технологию, как каждая семья сама для себя может разработать свои неповторимые правила. Мне приятно, что эту идею многие мои друзья и коллеги поддержали. Поэтому у меня еще в планах сделать книжку для детей.